be green,  раздельный сбор отходов

опыт Сеула

Символом новой южнокорейской политики, учитывающей экологию, можно назвать восстановление ручья Чхонгечхон, протекающего по Сеулу. Его можно сравнить с киевской рекой Лыбедь. Наша легендарная река протяженностью 14,5 км, сейчас используется практически как ливнесток трех районов и их предприятий. Большая ее часть спрятана в коллекторе, а открытые участки заставлены гаражами.

У сеульцев десятикилометровый ручей Чхонгечхон тоже несколько десятилетий был закован в коллектор, а сегодня является любимым местом отдыха. В 1968 году, расширяя автодорожную сеть, власти Сеула решили заковать 5,8 км Чхонгечхон в железобетонные конструкции и сверху появился автомост.

“На тот момент это был правильный вариант, поскольку ручей оброс трущобами, где в лачугах из досок жили беженцы из Северной Кореи. Для них ручей был и ванной, и канализацией”, — рассказала нам экскурсовод музея ручья.

Транспортная ветка превратилась в бойкое место торговли, где появилось около 20 тысяч торговых точек, а ручей фактически иссяк. В 2000 году, когда стало ясно, что мост аварийный, мэр Сеула Ли Мен Бак решил восстановить водную артерию. Это вызвало протесты торговцев, которые вместе с мостом лишались рабочих мест, и жителей домов, которые в рамках оздоровления ручья, подлежали сносу. Три года устраивали сидячие забастовки, было проведено 4400 встреч с протестующими. Чтобы удовлетворить их, построили торговый комплекс, а лишившимся жилья вместе с компенсацией предоставлялось право выкупа без очереди квартиры. В 2003 году начался снос автотрассы. Через 2,3 года, потратив $360 млн, корейцам представили возрожденный ручей. Чтобы его наполнить, из Хангана ежедневно перекачивается 120 тонн воды. Количество видов флоры и фауны на ручье увеличилось со 100 до 700, в районе ручья среднегодовая температура снизилась на 3 °С, а Ли Мен Бак стал президентом Кореи.

/было/

/стало/

На сегодня в Сеуле восстановлено 17 ручьев и разобрали еще два автомоста. У мэрии снесли широкий перекресток и устроили большую лужайку с фонтанами. Разбирая развязки, власти решают и проблему переизбытка авто (в Сеуле зарегистрировано 3 млн). Упор делается на то, чтобы сеульцы использовали общественный транспорт (круглосуточно здесь курсирует 7500 автобусов, 98% из которых на газу). Для частных машин введена плата в тоннелях, ведущих в центр ($2), растет плата за парковку в городе ($2—$3) и никто не сдерживает рост цен на бензин ($2 за литр).

После восстановления ручья решили восстановить “зеленые оси” Сеула — парки и лес между городскими районами, где выросли жилые массивы. Ради осуществления идеи, чтобы из любой точки города можно было за 5 минут доехать до парка, эти массивы подлежат сносу.

“Наши законы строго защищают право собственности. Поэтому необходимо выкупить как землю, так и жилье. Это очень дорогостоящий проект. Уже перенесен бейсбольный стадион, на месте которого строится дизайн-планета с лужайками в несколько уровней посередине”, —  глава группы горпланирования Сеула Ли Джунг-Джоонг.

У сеульцев,  17% мусора сжигается, 35% утилизируется и лишь 17% захоранивается. Но главное — они научились превращать свалки в… парки. Сеульцы пренебрегали мусорной проблемой до 1991 году, пока в одном из пригородов не скопилось 92 млн тонн, и это стало самой большой свалкой в мире. За 50 лет мусорная куча растянулась на 2 км и выросла на 100 м, а на ее консервацию нужны были миллионы долларов.

Превращение свалки в Гайд-парк, откуда открывается отличный вид на деловой квартал Сеула, решили провести в рамках подготовки к Чемпионату мира по футболу-2002. “Думали, где поставить стадион к ЧМ. Решили на свалке. В этот проект мало кто верил, но после наш стадион стал символом борьбы с мусором. Это теперь популярное место отдыха, где проходят концерты. На стадионе запрещена одноразовая посуда, и все сооружения сделаны из экоматериалов”, —  Ли Джунг-Джоонг.

“С момента рекультивации свалки пока никаких эксцессов не было, разве что проседает почва местами на 1 см в день, ведь внутри мусорной кучи идет разложение, — рассказал начальник отдела по защите окружающей среды сеульского Гайд-парка Лин Гон Ун. — А когда начинали работы, были места с жидким мусором, куда даже грузовик проваливался”. “Усмерение” свалки началось с установки по периметру кучи стены, которая уходит в землю до твердого грунта и не дает вытекать фильтрату. Вырабатывающийся фильтрат, которого в первые годы было 150 тонн в день, вытягивает 31 насос, и он идет на очистку. Собираются и газы, выделяемые с тела полигона. Они уходят на обогрев рядом находящегося микрорайона и подсчитано, что резервов свалки на такой вид обогрева может хватить еще на 15 лет.

Мусор накрыли 50-сантиметровым слоем земли, потом толстой пленкой, предотвращающей неконтролируемый выход газов, затем еще одним слоем земли, а сверху высадили ковыль, по бокам 100-метровой кучи — сакуры, сосны. В общем, прогулявшись по этой свалке, я наслаждалась свежим воздухом, и если бы никто не сказал, что под ногами — мусорная свалка, никогда бы не догадалась. Правда, на это чудо корейцы потратили $100 млн. Но подсчитали и будущую прибыль. По истечении 30 лет, во время которых мусорную кучу нельзя трогать, в распоряжении сеульской администрации окажется 3630 тысяч м2 свободной земли да еще рядом с международным аэропортом. С момент начала рекультивации свалки цена на землю в этом районе уже повысилась в 30 раз.

РОЛЬ РЯДОВОГО. В этом проекте не было бы смысла, если бы параллельно власти не ввели раздельный прием мусора на всей территории страны. Поначалу это вызвало протесты, но штрафы в $1000 сделали свое дело, и теперь корейцы в отдельный бак выбрасывают то, что подлежит переработке, пищевые отходы, отдельно одежду, отдельно обувь, есть ящички для батареек, а в отдельный 10-литровый пакет, который стоит $5, пакуют то, что подлежит сжиганию. Сэкономить на платных пакетах, выбрасывая мусор для сжигания в другие контейнеры, не получится — здесь установлены видеокамеры во дворе и хитрецов легко определяют.

Если хотите выбросить мебель, нужно купить специальную наклейку (это и будет оплата) и вынести ненужную вещь с наклейкой. В противном случае штраф — $2000. Пищевые отходы идут на компост и корм для скота, а из золы, которая получается после сжигания мусора, делают тротуарную плитку. Кстати, весьма прочную, имеющую несколько сертификатов качества, включая международный. Плитку выпускает мусоросжигательный завод, который установили между двух мусорных гор рекордной свалки. Завод, против которого весьма активно выступали местные жители, работает фактически без выбросов (сколько были в Сеуле и во время экскурсии по заводу, никаких запахов не было).

По словам его сотрудников, он выпускает пары, которые в 10 раз чище сеульского воздуха. Здесь работает 88 человек, а доставкой мусора занимается частная компания, которой и платит население при покупке кулечка. Завод обошелся городу в $130 млн, большая часть ушла на покупку земли. Но помимо плитки, он зарабатывает еще и на продаже городу, правда, по заниженным ценам, вырабатываемой при сжигании мусора тепловой энергии.

Глобальный проект озеленения Сеула стартовал в 1990-х с переноса промышленных объектов за город, вслед за которыми начали переезжать головные офисы компаний и часть вузов. Нынче при утверждении плана новостройки от инвестора требуется обеспечить максимальную экономию электроэнергии. Обязательным является наличие солнечных батарей и установки по использованию энергии тепла земли. Например, только в запроектированном районе Мадок дома будут на 50% обеспечиваться энергией за счет солнца и тепла земли — геостационарные установка уйдут в почву на 200 м. Плюс будут использоваться технологии, сохраняющие тепло в зданиях.

Есть проект по озеленению крыш домов, а внутри муниципальных зданий разбивают газоны и высаживают растения. В терминале прибытия сеульского аэропорта разбита цветочная клумба, композиция из кактусов и икебаны, а на улицах заборы заменяют на живые ограды. Даже строительство самого высокого на Дальнем Востоке небоскреба Сеульской башни света (640 м) происходит с учетом “зеленых технологий”. По всему фасаду небоскреба будут высажены растения, которые должны стать “легкими башни” — наполнять ее кислородом.

Появилась мода на повсеместную высадку деревьев. Сегодня это весьма прибыльный бизнес — предприниматели продают саженцы высотой до 3 метров по цене от $5000. Власти охотно покупают и высаживают их вдоль дорог, на клумбах и даже под мостами. Озеленение происходят и вокруг города, так чтобы из любой точки Сеула можно было за 5 минут доехать до зеленой зоны. В общем 18,9% бюджета Сеула идет на экопроекты, что является второй расходной статьей горбюджета.

Уже можно говорить, что экопрограммы повлияли на погоду. Сеульцы уверяют, что уменьшился жаркий период лета и увеличилась зима. Как рассказывают “местные”, в последние годы пошли снегопады, чего раньше вообще не было (у городских служб Сеула даже не было снегоуборочной машины). Увеличилось и количество дней, когда выпадает более 100 мл осадков, а в воздухе фиксируют почти в два раза меньше пылевых частиц.

Корзина Товар удалён Назад
  • Товар в корзине отсутсвует
Загрузи больше...